30 января, в пятницу, в 11-00 в Конституционном суде РФ начнется слушание дела о проверке конституционности отдельных положений Гражданского процессуального кодекса РФ и Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» в связи с жалобами граждан М.А.Яшиной. Ю.К.Гудковой и П.В.Штукатурова.

 1 сентября 2004 года жительница г. Железнодорожный (МО) Яшина Мария Афанасьевна подала иск на раздел жилплощади со своим сыном, который был прописан с ней в одной квартире, но не проживал с ней уже с 70-х годов.1 ноября 2004 года в квартиру к Яшиной без предупреждения пришел главврач психоневрологического диспансера с женщиной, которая не представилась. Цель своего визита пришедшие не сообщили. Уже намного позже, Яшина догадалась, что это ей провели судебно-психиатрическую «экспертизу» назначенную ей судом 27 сентября 2004 года, на основании которой был сделан вывод, что Яшина не может понимать значения своих действий и руководить ими, т.к. дата заключения психиатров совпадает. Уже 15 ноября 2004 года Железнодорожный городской суд Московской области на основании заявления сына Яшиной о признании его матери недееспособной принял решение о признании Яшиной М.А. недееспособной, несмотря на то, что уже на протяжении 15 лет Мария Афанасьевна проживала в квартире одна, обеспечивала себя сама, без какой-либо помощи своего сына и других родственников.Только спустя семь месяцев Яшина впервые узнала и ознакомилась с решением суда, которым она была признана недееспособной. Дело по иску Яшиной о разделе жилплощади с сыном и дело о лишении ее дееспособности вел один и тот же судья Н.И.Овчаров. То есть, судья Н.И.Овчаров все время был в курсе реального состояния здоровья Яшиной, ее способности действовать самостоятельно, но тем не менее, назначил ей психиатрическую экспертизу и признал ее недееспособной не вызывая саму Яшину М.А. в судебное заседание.На следующий день, 16 ноября 2004 года Яшина М.А. пришла на прием к судье Овчарову Н.И. и подала заявление об отказе от иска о разделе жилплощади. Овчаров принял от нее это заявление (уже по его же решению недееспособной) и прекратил производство по делу. 14 февраля 2005 года мать Гудковой Юлии Кимовны обратилась в Приморский районный суд г. Санкт-Петербурга с заявлением, в котором просила признать дочь недееспособной. В качестве оснований для этого ею, в частности, указывалось, кроме всего прочего, что дочь не способна самостоятельно себя обслуживать и не способна самостоятельно осуществлять юридически значимые действия, связанные с подачей и получением документов, при этом пытается совершить с принадлежащей ей недвижимостью (комната в коммунальной квартире) ряд сделок, не понимая их значения, и всех связанных с ними последствий.Сама Гудкова Ю.К. указала в жалобе в суд позже, что никогда не пыталась совершать каких-либо сделок со своим жильем и всегда была категорически против того, чтобы ее комната в коммунальной квартире была продана или с ней совершались какие-либо иные сделки.Гудкову ни разу не вызывали в суд для участия в разбирательстве о лишении ее дееспособности, хотя она могла лично участвовать в судебном заседании для защиты своих прав. Она не имела ни единой возможности вовремя оспорить указанное решение суда и лично или через выбранного представителя представить суду письменные (например, характеристики с последнего места работы) и устные (объяснения и возражения, свидетельские показания) доказательства с целью оспаривания фактов, изложенных заявителем. Суд не выяснил, что Гудкова вела самостоятельный образ жизни, работала, не выяснил, как Гудкова относилась к заявлению матери, на чем основывалось поведение Гудковой, какими доводами и доказательствами подтверждается.Решением Приморского районного суда от 29 сентября 2005 года Гудкова Ю.К. была признана недееспособной. Об этом решении Гудкова Ю.К. узнала только 11 октября 2007 года.  Практика когда человека даже не вызывают в суд, когда расматривается вопрос о признании его недееспособным, является устоявшейся и противоречит нескольким статьям Конституции РФ.Согласно ч.3, ст.123 Конституции РФ «Судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон». А так как заинтересованное лицо никак не участвует в судебном разбирательстве, то это нарушает ещё и принцип равенства перед законом и судом (ч. 1, ст.19 Конституции РФ).В соответствии с ч. 2 ст. 281 Гражданского процессуального кодекса РФ дело о признании гражданина недееспособным может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи, близких родственников, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения. Гражданин, в отношении которого рассматривается  дело  о  признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное  заседание,  если это возможно по состоянию здоровья гражданина.А кто дает заключение о состоянии здоровья человека и возможности участвовать в заседании суда до проведения экспертизы? Это — психиатр.

Если гражданин, в отношении которого рассматривается заявление о признании его недееспособным, не участвует в процессе, то как судья может определить, находится ли он в конфликтных отношениях с заявителями, или нет? Имеется ли у заявителей корыстный интерес для признания этого гражданина недееспособным или нет? На основании каких доказательств заинтересованной стороны он оценивает предоставленные одной стороной доказательства на относимость, допустимость и особенно достоверность, требуемые ст. 67 ГПК РФ?

Два вышеописанных дела с заявительницами являются одними из наиболее распространенных поводов лишить кого-то дееспособности: спор об имуществе, особенно - о квартире. Массовость подобных явлений в России уже слишком очевидна. Приговоры по таким делам, когда корыстные родственники из-за жилья упекают человека в психушку, судов Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска - это лишь небольшая часть того «айсберга», в который превратилась данная проблема на самом деле.

Пострадавшие граждане должны иметь возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, что гарантированно ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, а также должны иметь возможность защитить свою честь и доброе имя, согласно ч. 1 ст. 23 Конституции РФ. В отношении этих граждан психиатрами, органами опеки, и другими органами власти собирается и используется информация об их частной жизни без их согласия и уведомления, что является нарушением ч. 1 ст. 24 Конституции РФ.

В соответствии с ч. 2 ст. 6 Конституции РФ «Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации».

Поэтому до вступления в законную силу решения суда никто не может лишить, или ограничить гражданина в его правах, в том числе, равноправно участвовать в судебном разбирательстве в качестве одной из сторон, не зависимо ни от каких обстоятельств, что предусмотрено ч. 1 ст. 19 Конституции РФ.

Все вышеописанное и послужило поводом для обращения Яшиной М.А. и Гудковой Ю.К. в Конституционный суд РФ.

 Аккредитация представителей СМИ проводится 27-28 января круглосуточно, 29 января до 13 часов. по факсам: (812) 404-34-59, (495) 606-19-82  и по электронной почте:

mailto:pr@ksrf.ru, mailto:prsl@ksrf.ruВНИМАНИЕ! Проход в здание Конституционного Суда РФ (СПб, Сенатская пл., д. 1) осуществляется ТОЛЬКО ПО ПАСПОРТАМ.