Франция признала геноцид армян, осуществленный Османской империей, еще в 2001 году. Кроме того, его признали Россия, Швеция, Бельгия, Нидерланды, Италия, Польша, Словакия, Германия, Литва, Греция, Кипр, Канада, Аргентина, Чили, Уругвай, Всемирный совет церквей, Европейский парламент и ряд других международных организаций. Почему же скандал между Турцией и Францией разгорелся только сейчас? Почему Турция поддерживает дружеские отношения с Россией, а Франции грозит чуть ли не разрывом дипотношений?


Дело в том, что во Франции проявили последовательность и в деле признания геноцида армян пошли дальше других стран, придерживающихся аналогичной позиции. Во Франции перевели этот  вопрос из сферы международной дипломатии в зону национального уголовного права, то есть сделали проблему актуальной для рядовых граждан. На самом деле в законе речь идет не только о геноциде армян. Во Франции вводится ответственность «за отрицание геноцидов, признанных законодательством». Предполагается, что тем, кто отрицает холокост (признанный Францией в 1990 году) и геноцид армян (как я уже сказал выше, Франция признала его в 2001 году), грозит год тюрьмы и 45 тысяч евро штрафа. Понятно, что речь идет не о сомнениях на этот счет, высказанных в частном разговоре, а о публичном распространении, например, в СМИ, информации, противоречащей официальной позиции государства.  


Как ни странно, Турция посчитала это решение… вмешательством в свои внутренние дела. Хотя, казалось бы, все обстоит с точностью до наоборот, и этот закон является сугубо внутренним делом Франции. Да, такое решение может не нравиться кому-то за пределами страны, но ведь Франция запретила дискутировать на эту тему на своей территории, а не в Турции, то есть запретила у себя пропаганду другой точки зрения. До вступления в силу этого закона та же турецкая сторона через свою диаспору во Франции могла свободно размещать в СМИ любые материалы, отрицающие геноцид армян. Теперь, после подписания закона президентом, такие действия будут преследоваться в уголовном порядке.  


Наверное, решение Сената Франции можно посчитать запретом на инакомыслие. Возможно, это вызовет протесты правозащитников. Но, по крайней мере, в отсутствии последовательности французских законодателей не упрекнешь. Говорят, что это предвыборный ход Саркози, таким образом завоевывающего симпатии влиятельной армянской диаспоры. Может быть. Однако, это, действительно, внутреннее дело Франции. И, на мой взгляд, вызывает только уважение тот факт, когда государство и на международной арене, и во внутренних делах придерживается одной и той же точки зрения. Хотя, конечно, казалось бы, где Франция, а где геноцид армян. Дело явно попахивает внутриполитической предвыборной интригой. Ну да Бог с ними, с французами. Не всегда, к сожалению, такие темы актуализируются лишь по причине возникновения амбиций у того или иного политика. И скандал вокруг французского закона для меня лишь повод поднять другой вопрос, напрямую касающийся России.


Иногда от определенности в исторических вопросах зависит национальная безопасность - территориальная целостность государства и межнациональное согласие в нем. Это касается, в первую очередь, таких многонациональных государств, как наша страна. Как, думаю, многие уже заметили, в Россию, в российские СМИ извне вброшен вопрос геноцида черкесов в ходе Кавказской войны. Тема возникла в связи с проведением зимней Олимпиады в Сочи, в тех самых местах, где 150 лет назад шли кровопролитные бои на Кавказе. Исторические факты говорят о том, что происходившие в период Кавказской войны события можно называть как угодно жестко, но только не геноцидом, то есть истреблением по этническому признаку. Такова и официальная позиция Российского государства. Но выражена она неконкретно, мягко, ведется какая-то бесконечная дискуссия на этот счет. Одновременно происходит  наполнение российского информационного пространства «примерами», «достоверными фактами», «свидетельствами очевидцев» геноцида черкесов. В соседних странах, в частности, в Грузии, проходят конференции, на которых требуют от мирового сообщества признать геноцид, а грузинские парламентарии уже даже и признали его. Так, может, мы окончательно определимся со своим отношением к этому вопросу хотя бы внутри России? Франция подала очень любопытный пример того, как это делает страна, которая хочет, чтоб ее мнение уважали. С ним можно не соглашаться на международной арене, но странно, если не сказать больше - самоубийственно позволять внутри государства пропаганду, направленную на разрушение его основ. А в российском случае это именно так и происходит.