– Константин Викторович, в каких сферах, по Вашему мнению, сейчас больше всего возможностей для молодых предпринимателей?

– Это сфера Интернет-технологий, которые образуют так называемую виртуальную экономику – в хорошем смысле слова.  Это сфера информации, которая посредством высоких технологий может подаваться совершенно по-иному. Кроме того, я считаю, что продукт, производимый в новой экономике, должен иметь хороший экспортный потенциал, то есть продаваться за рубеж.У меня есть знакомые в Чувашии, которые нигде себя не афишируют, но очень хорошо освоили продажу в США за очень немаленькие деньги программ для игр – через Интернет. Мир уже давно не имеет границ, и очень важно понимать, где ты находишься, кто твои клиенты. Подчеркну, необходимо четко представлять, кто твой клиент и как можно удовлетворить его желания и потребности.

 

– Вы неоднократно заявляли, что мировой кризис в значительной степени действует на оздоровление российской экономики, освобождаются ниши, распадаются монополии. Помогут ли время и обстоятельства молодому предпринимательскому сословию?

– То, что сейчас происходит, безусловно, способствует оздоровлению, и те, кто быстрее определится в данных обстоятельствах, имеют все шансы быстро пойти вверх. Это прекрасный момент для старта. Малый бизнес новые ниши осваивает куда эффективнее, чем средний и крупный. Он быстрый, гибкий, адекватный вызовам и умеет привлекать адекватные задачам ресурсы.На наших глазах происходит передел рынка планетарного масштаба. Производство сдвинулось в сторону Китая, соответственно, население этой державы становится богаче, а в США, напротив, происходит снижение уровня доходов населения. К тому же Китай, помимо экспорта во многие страны мира, начинает ориентироваться и на внутренний спрос.Что касается монополизма, то, конечно, он  вреден в первую очередь для потребителей.

 

– К какой категории бизнеса можно отнести дело, которым занимались Вы? Удалось ли Вам достичь успехов за счет каких-либо конкурентных преимуществ, инноваций?

– До политики я занимался бизнесом, который шел по трем направлениям: полиграфия, издательское дело и девелопмент. В свое время, когда еще не было бизнес-инкубаторов, мы начали с издательских дел. Постепенно удалось создать бизнес-инкубатор внутри самой компании, благодаря чему развились еще два направления.С точки зрения конкурентных преимуществ издательский бизнес стал лучшим в мире. Его суть в том, что делаются руководства по ремонту автомобилей: компания покупает машину, самостоятельно разбирает ее, описывает каждую деталь, как ее ремонтировать, в какой последовательности. Затем автомобиль продается, а на эту тему выпускается детальнейшая книга-руководство. В Англии аналогичные руководства издаются в черно-белом варианте и дороже, а у нас – в цветном и дешевле.

 

 

– Что Вам мешало в процессе ведения бизнеса? Не ощущалось ли отсутствие определенных  шагов государства, которые устранили бы некоторые барьеры?

Это нехватка внимания – не вмешательства, подчеркиваю, внимания – ощущались всегда. Два базовых инструмента, которые у нас никогда не работали, – это проектное финансирование и выход на фондовый рынок. Эти инструменты тянут за собой целый шлейф проблем: «белых» зарплат, прозрачности управленческого учета и т.д. И если бизнесмен задумал сделать что-то, выходящее за рамки газетного ларька, ему предстоит пройти целый ворох структур и организаций.Выход на фондовый рынок – это важный финансовый рычаг для того, чтобы реализовывать  более крупные проекты, и этот процесс должен быть максимально облегчен. Молодой бизнесмен, достигший результата на локальном рынке, должен иметь возможность расширяться, покорять новые рынки.  В Соединенных Штатах можно прийти на фондовый рынок, продать инновационную идею или технологию, описывающую, как сделать бизнес еще выгоднее, развить его, получить деньги под план роста – и далее управлять всем проектом.  При этом идея и созданная под нее структура должны удовлетворять законодательно закрепленным нормам прозрачности. К тому же предприниматель должен убедить инвесторов, что их средства помогут в итоге повысить продажи и уровень капитализации бизнеса в целом. Конечно, возникают определенные непокрытые риски, часть которых могут взять на себя банк и государство – посредством страхования сделки. Я убежденный сторонник того, что страховую компанию такого типа нужно создать и в России. По крайней мере, такая возможность у государства сегодня есть, и ее нужно реализовать.

 

 

– Возможно ли, по-вашему, создание собственного бизнеса с малыми вложениями?

- Деньги в данном вопросе вообще никакого значения не имеют, как бы парадоксально это ни звучало. «Без стартового капитала ничего не создать» – это большое заблуждение. Начинается все с рыночной идеи. Условно говоря, если ты видишь рынок и можешь его как-то использовать, то можно начинать его захватывать через продажи. Власти на местах часто сетуют на то, что  бизнес только и делает, что занимается торговлей, что, на мой взгляд, наоборот, хорошо. Как только предприниматель начинает торговать, он осваивает рынок, и если он все правильно делает, со временем человек начинает держать его.  После этого возникают другие варианты – либо уйти в нишу ритейла, либо начать заниматься производством. Крупные торговые сети, как мы видим по тем же гипермаркетам столичного региона, научились производить очень конкурентоспособные продукты питания и товары народного потребления.У меня был опыт организации продаж отечественных кондитерских изделий на самом насыщенном рынке мира – в Штатах. На этапе предварительного анализа стало понятно, что российский шоколад очень конкурентоспособен по цене, существенно дешевле прочих мировых аналогов, а по качеству как минимум не уступает им. Договорились в ведущими российскими производителями кондитерских изделий, что они дают нам на определенный срок исключительное право продажи на американский рынок. Тогда я уже был президентом Альянса собственников среднего бизнеса и уговорил нескольких предпринимателей вложить в это дело небольшие деньги – около 100 тысяч долларов (очень маленькие деньги для проекта такого масштаба). Была договоренность, что первая партия оплачивается на 10% – остальные 90% погашаются по прибытии товара в американский порт. Предварительно мы побывали в самих США и договорились одним из банков о том, что, когда товар прибывает, он берет его в качестве залога и погашает 90% издержек. Таким образом, мы с поставщиками в расчете, как только товар пришел в порт.Также была проведена предварительная работа с сетями: приносишь наименование продукции, которая проходит сертификацию. После реализации первой партии в нескольких сетях появились первые прибыли. По этой же схеме действовали дальше – через несколько лет капитализация достигла нескольких миллионов долларов. Этим  примером я хочу наглядно показать глубочайшее заблуждение, присущее новичкам: не нужны большие стартовые инвестиции. Ведь этот фактор является главным оправданием для того, чтобы ничего не делать. Идея – это сердце любого проекта. И умение мыслить нестандартно.

 

– Последнее осознали и во властвующей элите. Вы не опасаетесь, что желание многих органов власти и политических  структур оседлать эксклюзивное право заниматься инновационным развитием  вредно для самих инноваций, и этот госпроект может застопориться, так и не будучи реализованным?

– Для меня самое главное не кто будет это  делать, а как. Результат. Могу сказать, что меня пугает. Несмотря на большое количество разговоров на эту тему – появление Роснанотеха, финансирование фундаментальной науки – если посмотреть на все цифры, выяснится, что мы пока занимаемся имитацией деятельности. А реально инновационная экономика пока не создается, к моему большому сожалению. Элита, которая выросла на сырьевой экономике, привыкла мыслить категориями нефтяных доходов и не заинтересована в инновационном развитии, потому что оно значительно потеснит привычную для нее модель. Власть в лице разных ее институтов эксплуатирует привычную ей модель развития . Это выгодно США, которые не скрывают, что видят Россию лишь как источник полезных ископаемых. Невыгодно это только самой России, ее гражданам, бизнесу. И очень редки случаи, когда крупный бизнес начинает делать что-то в направлении инноваций – тем более не приходится говорить о том, чтобы это делалось на постоянной основе.

 

 

– Что должно быть сделано государством для того, чтобы активизировать деловую активность?

– Нужно совершенно иная политика по отношению к предпринимателям, гарантия неприкосновенности частной собственности, формирование еще на школьной скамье навыков продавать – то есть умению покорять новые рынки. Самое важное – предприниматели и любая власть, должны работать на благо людей, то есть думать не только об извлечении прибылей, которые и так придут, а о своей деловой репутации, которая, конечно, формируется отношением людей. Тогда в России действительно возможно будет создать истинно сильный средний класс собственников, которые уверены в себе, в будущем своего дела. А власть в лице такого преуспевающего человека найдет лучшего помощника и единомышленника.