Позади планеты всей 

 

Инновационная экономика – это, когда при разработке и производстве принципиально новых товаров и услуг основная часть стоимости создается за счет эффективного использования информации и знаний. Сегодня в развитых странах мира 75-90% прироста ВВП обеспечивается за счет роста инновационного сектора. В России данный показатель пока находится на уровне от 2 до 8%. Собственно, чему тут удивляться, если доля наукоемкого сектора российской экономики с 1992 по 2006 гг. снизилась в 8 раз. При этом прогнозируемый объем инвестиций в сферу высоких технологий ниже, чем в странах Евросоюза. На сегодняшний день доля экспорта высокотехнологичной продукции в общем объеме российского экспорта составляет менее 3% . (В Китае приближается к 25%). Иными словами, пока Запад семимильным шагами форсировал область инновационных технологий, экономика России основывалась на экспорте природных ресурсов. В настоящее время основные показатели состояния «инновационности» российской экономики весьма скромные, потому что средства, выделяемые из госбюджета на развитие этого направления не идут ни в какое сравнение с инвестициями, который вкладывает тот же Запад или Евросоюз. Таким образом, реально мы пока не создаем инновационную экономику. Существующая бизнес-элита продолжает жить на сырьевой экономике и не заинтересована в создании инноваций. Ее стратегия – не упустить выгодный кусок, продолжать эксплуатировать «трубу». (Такая позиция удобна Европе и Америке). «Сырьевым» монополистам невыгодно внедрение инноваций в российскую экономику, так как это повлечет реструктуризацию рынка. Между тем, преимущества инновационной экономики очевидны.   

 

Innovation по-русски 

 

Одним из главных направлений развития и стимулирования инновационной деятельности является создание инновационной инфраструктуры. Первые элементы данной инфраструктуры – бизнес-инкубаторы и научно-технологические парки. Бизнес-инкубатор – это не здание, где сдаются помещения на льготных условиях, а система реализации и воплощения идей в готовые бизнесы. В настоящее время в России действуют более 100 организаций, выполняющих функции бизнес-инкубаторов и технопарков. Несмотря на это, результаты развития инновационной деятельности в России практически нулевые. Научно-исследовательская база организаций давно устарела, обновление приборного парка в большинстве прервано на десятилетие. В силу слабых финансовых возможностей не могут приобрести современное оборудование малые и средние предприятия. В то же время именно на них сегодня делаются ставки, как на основные источники инноваций для промышленности. Следствием сложившегося положения в промышленности стала ситуация, когда фундаментальная наука создает продукт, который не может быть рационально использован внутри страны. Поэтому зачастую происходит передача перспективных научно-технических результатов в промышленно развитые страны, где уже и осуществляется их коммерциализация. Но несмотря на ресурсные ограничения, исследования у нас продолжаются практически по всем направлениям, которые развивались еще в советские времена. Вместе с тем, в большинстве перспективных направлений исследований не удается сосредоточить силы, достаточные для серьезного прорыва.Развитие предприятий идет в основном за счет использования собственных средств. Практически нет поступлений заемных средств на этапе разработки продукции. Венчурные схемы привлечения капитала не работают и не будут работать из-за неразвитости фондового рынка. У большинства предприятий высокотехнологичного сектора практически отсутствует система сбыта наукоемкой продукции. Нет опыта торговли на мировых рынках, поэтому российские предприятия не в состоянии успешно бороться за рынки с зарубежными конкурентами. Звенья одной цепи Создание федеральной инновационной системы предусматривает последовательное решение целого комплекса фундаментальных задач.Первое, выход на фондовый рынок – важнейший финансовый рычаг для того, чтобы реализовывать более крупные проекты. Молодой предприниматель, достигший результата на локальном рынке, должен иметь возможность расширять свой бизнес, покоряя другие, более объемные рынки. В США, если возникает такая необходимость, можно прийти на фондовый рынок, продать инновационную идею или технологию, например, описывающую, как сделать бизнес выгоднее, убедить потенциальных покупателей, что идея повысит продажи, уровень капитализации бизнеса, получить за это деньги и далее управлять своим проектом. (Естественно, идея и созданная под нее структура должны законодательно соответствовать закрепленным нормам прозрачности). В России, увы, пока такой возможности у бизнесменов нет.Второе: формирование «зоны особых интересов» для сбыта наукоемкой, высокотехнологичной отечественной продукции в странах СНГ, Центральной и Восточной Европы, Ближнего и Среднего Востока, Индии, в КНР и странах тихоокеанского региона.Третье: частичная интеграция российской экономики в западную. Например, подключение к международным научно-техническим и военно-техническим программам.Четвертое: инновационная трансформация наиболее жизнеспособных и эффективных предприятий, а также высокотехнологичных гражданских производств, имеющих долгосрочную перспективу на мировых рынках, ориентированных на разработку, производство и продажу передовой военной и высокотехнологичной гражданской продукции. Пятое: господдержка 7-10 передовых отраслей: информационные технологии, биотехнологии, космос, авиация, энергомашиностроение и пр., способных стать «локомотивами развития» экономики. Шестое: в ряде отраслей, например, в авиакосмической, допустить интеграцию ведущих компаний в производственные, научно-технические и сбытовые сети европейского и мирового уровня по некоторым видам продукции. Таким образом, Россия  включится в процесс формирования глобальных технологических альянсов.Седьмое: законсервировать невостребованные сегодня разработки. Восьмое: венчурное инвестирование. На западе предприятия чаще всего предпочитают покупать разработку, а не производить ее собственными силами. В России на большинстве предприятий, как правило, имеются собственные разработчики. Вместе с тем, у нас существует сложность выхода инвестора из создаваемого венчурного предприятия, что не способствует развитию данного вида бизнеса. Поскольку зарубежные схемы венчурного финансирования плохо работают в российских условиях, целесообразно разработать и принять соответствующую законодательную базу.В последнее время идет создание региональных венчурных фондов. По существу большинство этих структур являются фондами поддержки инновационной деятельности, но не предполагают создание новых предприятий. 

Шпаргалка для новаторов  

Должна быть создана общая концепция инновационного развития, юридически определено понятие инновации, разработана удобная классификация инноваций, подготовлен Закон об Инновационном развитии и ряд подзаконных актов, регулирующих отношения между банками и негосударственными инвестиционными Фондами и так далее. На сегодняшний день, проблемы инновационного развития не входят в обязанности ни одного из существующих министерств. (Российская корпорация нанотехнологий (Роснанотех) и Государственная корпорация (Ростехнологии)  – межведомственные организации, между которыми не всегда присутствует общность интересов и согласованность действий). Поэтому есть необходимость в структуре, которая объединит разрозненные «узлы» в систему и согласует работу в регионах. Этой структурой может стать федеральный глобальный центр, который будет не только аккумулировать все инновационные проекты, но и оказывать им финансовую, юридическую, патентную поддержки.  Есть смысл и в организации  государственной страховой компании.Процесс создания нового (инновационного) продукта проходит несколько стадий от идеи к фундаментальному научному исследованию через разработку продукта, определению рынка до продажи потребителю. Весь этот путь основан на использовании целого комплекса ресурсов. И здесь в первую очередь необходимо говорить о финансировании будущих инновационных проектов. Вкладывание средств в инновацию подразумевает запредельные риски. (Тем более, что в России нет рынка инновационных технологий, пока мы только его создаем). Поэтому ни один банк не возьмется вкладывать средства в рискованные проекты – финансисты в этом отношении очень консервативны. Надо иметь весомые обоснования, чтобы убедить банки, что это одна из задач специалистов федерального глобального центра.Продолжая тему привлечение в инновационный бизнес средств, не стоит забывать и о крупных производственных предприятиях из сырьевого сектора экономики. В последнее время начато несколько проектов по финансированию перспективных разработок такими компаниями, но масштабы этой деятельности пока незначительны.Другой путь привлечения денег в инновационные предприятия – ускорение инновационного цикла и выход предприятий на рынки с готовой продукцией. В последнее время в ряде регионов создаются гарантийные структуры и фонды, которые должны решать проблемы обеспечения займов малых предприятий в банковской системе. Успешное развитие получают также лизинговые схемы закупки высокотехнологичного оборудования малыми предприятиями. Следует также отметить зарождающуюся систему финансирования инноваций объединениями частных инвесторов. В настоящее время в регионах создано несколько таких объединений, но пока объемы финансирования незначительны.Еще одним источником финансирования инноваций является участие предприятий в международных проектах. Расширение поступлений финансов из этого источника возможно с развитием сети центров трансфера технологий с участием иностранных партнеров.Целесообразно обеспечить перераспределение ресурсов из устаревших  и бесперспективных производств, а также прибылей от экспорта природных ресурсов в новые производственно-технологические системы. Кроме того, важно стимулировать такие формы интеграции финансовых, производственных, торговых, научно-исследовательских и образовательных организаций, которые могли бы устойчиво развиваться в условиях жесткой международной конкуренции, обеспечивать непрерывное повышение эффективности производства на основе своевременного освоения новых технологий. Благоприятные условия решения вышеперечисленных задач должна обеспечить макроэкономическая политика, гарантируя выгодность производственной деятельности, хороший инвестиционный и инновационный климат. Государственные финансовая и банковская системы при таких масштабных задачах, стоящих перед страной, в состоянии создать институты и механизмы развития для организаций долгосрочного кредита предприятиям. Сочетание этих мер позволит выйти бизнесу из тени, создаст крепкую основу освоения инновационных производств, вернет российской экономике привлекательность. Отдельно стоит заострить внимание и на рисках, которые нуждаются в страховке. В связи с этим, есть необходимость в создании на государственном уровне мощной страховой компании, которая страховала бы финансовые риски структур, идущих в инновацию. Во всем цивилизованном мире чрезвычайно развито страхование и покрытие финансовых рисков госструктурами. Только в нашей стране, большая часть финрисков остается непокрытой.  Несколько слов о патентной поддержке. В той же Германии существует Федеральный патентный суд. Развитие инновационной экономики влечет необходимость реформирования и судебной системы. Поэтому задача российских парламентариев сделать лучшую в мире законодательную базу для нематериальных активов. Комитет по экономической политике и предпринимательству, в который я вхожу занимается этой проблемой. Сейчас много говорится о разработке документа «Стратегия  – 2030». Чтобы данная программа соответствовала реалиям современности к ее разработке необходимо подключить интеллектуальную элиту мира (раз ее сверхзадача – вписать Россию в мировые глобальные системы), но с другой ролью.  

От образования к развитию 

Отдельная тема – качественное изменение отечественного образования от детского сада до вуза, включая повышение уровня образованности российских бизнесменов. Та же Япония постоянно декларирует, что главное достояние страны – это ее народ. Когда Россия будет придерживаться этого постулата, что главное у нас не нефть, газ, территория, а народ – тогда экономика станет кардинально другой. Поменяется отношение к нам и мирового сообщества. Пробелы в российском образовании начинаются с детсадовского возраста, потому что занимаемся образованием, а не развитием личности. В этом и кроется неэффективность существующей модели. Отечественное образование готовит социальные болванки, специалистов, не востребованных на рынке труда, соответственно, не способных создать инновационную экономику. Вместе с тем, стране нужны сильные личности. В настоящее время подготовку профессионалов в области менеджмента и маркетинга высокотехнологичного производства осуществляют десятки вузов страны, но эффективность этой работы невелика. Причина в дефиците квалифицированных преподавателей, а также в отсутствии практического опыта в инновационных сферах. Зачастую обучение ведется по зарубежным разработкам и пособиям, не отражающим российскую специфику и реалии.Поскольку обучение кадров процесс длительный, в этой связи эффективна будет система консалтинга.Я часто бываю в регионах и неоднократно слышу от людей, мол, к нашим идеям не прислушиваются, мы не можем их «пробить» на высоком уровне, мы маленькие люди, что с нас взять? Разве с такой низкой самооценкой возможно построить инновационную экономику?! Надо поднимать уровень самосознания народа, убедить его в собственной силе и возможностях, внушить уверенность в себе. Необходимо уделять внимание развитию личности бизнесменов. Страна нуждается в предпринимателях, умеющих по-другому зарабатывать деньги. Границы, в которые упирается любой бизнес – это компетенция самого владельца, поэтому необходима программа самосовершенствования. Дмитрий Медведев говорит, «нужно перестать кошмарить бизнес». Это призыв не только для чиновников, но и для СМИ, которые должны создать положительный образ бизнесмена. Демонстрировать позитивные примеры инновационного бизнеса и предпринимателей, рискнувших им заняться в современных условиях. 

ОЭЗ  

Хорошая идея создания в России особых экономических зон (ОЭЗ). Сегодня в мире, по разным данным, от 400 до 2000 ОЭЗ, но к этому перечню нельзя с полным основанием отнести ни одну российскую, поскольку те образования, которые в нашей стране называются «особыми экономическими зонами», не соответствуют международным требованиям. Из 18-ти формально учрежденных в России ОЭЗ с большими натяжками можно назвать «работающими» лишь две зоны – в Калининградской области и Находке. Да и то, не как экспортопроизводящие, а как экспортовывозящие, т.е. используемые российским и иностранным капиталом для вывоза из России стратегических товаров и сырья. Считаю, что при создании ОЭЗ следует сначала обеспечить ихфункционирование в режиме свободной таможенной зоны. Между тем, конституционность норм таможенной экстерриториальности принципиально не ясна сегодня даже в отношении небольших участков государственной территории РФ. Нет сегодня и четко сформулированных целей создания зон, не противоречащих интересам регионов и Федерации. Руководители регионов видят в таких зонах – перспективу получения льгот по полному или частичному освобождению от налогов. Многие полагают, что ОЭЗ помогут избавиться от проблем: плохого состояния инфраструктуры, развала производства, безработицы, тяжелой социальной обстановки, экологических проблем. Между тем система предоставляемых особой зоне льгот должна служить инструментом реализации имеющихся сравнительных преимуществ данной территории. Налоговые льготы – далеко не главный стимул для притока в зону иностранного капитала, существеннее могут оказаться политическая стабильность, инвестиционные гарантии, качество инфраструктуры, квалификация рабочей силы, упрощение административных процедур. Претенденты на создание ОЭЗ стремятся взять под свою юрисдикцию как можно больше территории. Однако, по зарубежному опыту, для нормального обустройства одного квадратного километра экспортопроизводящей зоны требуются вложения порядка $40-45 млн., таможенно-торговой - $10-15 млн., поэтому большая часть действующих в мире ОЭЗ ограничена пределами предприятия, нескольких производственных объектов, авиа- или морского порта, в исключительном случае – небольшого по территории города или района. Существуют положительные примеры участия России в программах трансграничного сотрудничества. Достигнута договоренность с Европейским Союзом в части «Сотрудничества в регионе Балтийского моря 2007-2013 годы» и в «Программе Европейского инструмента соседства и партнерства «Польша, Литва, РФ (Калининградская область) на 2007-2013 годы»». Данные программы могут стать существенным дополнительным ресурсом решения социально-экономических проблем приграничных российских регионов в целом и Калининградской области в частности, что особенно важно  в условиях финансового и экономического кризисов. Первая программа уже реализуется, вторая полностью подготовлена к реализации европейской стороной. Осталось подписать меморандумы об участии. Грянувший кризис «простимулировал» развитие в нашей стране ресурсно-инновационной экономики. На мой взгляд, сегодняшнюю ситуацию необходимо рассматривать не как крах, а как потенциал, огромные возможности, открывающиеся для России. Надо радоваться открывающимся колоссальным возможностям, которыми следует воспользоваться, выйти на мировые рынки с высокотехнологичными разработками, продуктами с высокой добавочной стоимостью. Россия станет конкурентоспособной только при инновационной экономике.