- Какой закон вы считаете наиболее важным?

– Я бы поставил все законы, которые касаются конкуренции. То есть это многопартийная система и все что с этим связано, это все, что приводило к тому, чтобы монополия становилась более рыночным инструментом. Один закон я не могу назвать, который эту модель запускал. А вот все законы, которые создавали конкуренцию как инструмент развития, я считаю, были важными. И сейчас мне кажется нам нужно в условиях кризиса осознавать, что это и являлось двигателем развития в 90-е годы. Конечно, учитывая ошибки 90-х, которые мы сейчас ощущаем, нужно начинать все-таки реализовывать все то, что двигает развитие через конкуренцию.

 

 

 

- Ваш законопроект о промышленности, если он будет принят, тоже к этому относится?

– Там целый раздел есть по развитию конкуренции. И не только по конкуренции, понятно, что это закон достаточно широкий, его даже критикуют за то, что он рамочный, нет конкретных инструментов развития, но зато он говорит, что мы принципиально по-другому подходим к промышленности, мы говорим о ее развитии и в том числе кстати через подход «не мешать». Вот знаете, «чем вам помочь?» – «вы мне не мешайте». Это и нужно начинать делать, не помогать, а просто не мешать. Предприниматели сами сделают то, что они должны сделать.

 

 

 

- Перспективы закона о промышленности какие?

– Сейчас идут довольно активные баталии по поводу того, как вносить и в каком тексте. Он сейчас претерпел очень глубокие изменения, вырос с 50-ти страниц до 320 по объему. На мой взгляд, он с учетом той критики, которую мы получаем, только улучшается. Я думаю, с этим ли названием, с другим, мы в любом случае его примем. Сейчас ведется активная работа, чтобы мы по-другому относились к промышленности и начали-таки ее развивать.

 

 

 

- А что у нас с антикризисным планом действий правительства, который Путин представил?

– Что касается действий, то часто у нас правительство декларирует, а не действует, к сожалению. Это касается инноваций. Вот мы наблюдали дискуссию, то ли искаженная информация доходит до первых лиц государства, то ли... Совершенно разные точки зрения звучат. По моим ощущениям, если смотреть на цифры бюджета, то переход на инновационный способ развития, он больше декларируется.

 

 

 

- Вам как депутату может трудно это признать, но похоже премьер над вами издевается, на каждый вопрос следовал ответ: вы неправы, мы все правильно делаем.

– Мы опять возвращаемся к позиции монополизма, потому что когда есть моно-партия и понятно, что на нее можно опираться – сюда же и «борьба с коррупцией», сюда же и «повышение эффективности», «развитие», сюда все можно присовокупить. Путин в период своего президентского срока отстраивал вертикаль власти в том числе и через «Единую Россию». То, что сейчас происходит, это следствие его решений. Были они абсолютно эффективны – для него. Но в целом сейчас мы начинаем ощущать слабость этой системы. То есть то, что мы отстроили вертикаль власти, что у нас губернаторы послушные, что решения часто принимаются быстро, это хорошо. Но что при этом не возникает принципиально нового, это плохо. А сейчас в условиях кризиса вывести на новые рубежи, на новое качество экономики может только принципиально новое. И сырьевая модель в принципе не может создать диверсифицированную экономику не может. Поэтому нам надо совершенно по-другому подходить к этим решениям и мы возвращаемся опять к конкуренции, конкуренции в том числе и в политической среде. Про экономическую я даже не говорю, там это очевидно. Тут вне всякого сомнения.