Всемирный тренд на глобальную роботизацию имеет в обществе как сторонников, так и противников. Пока одни запускают дронов и обучают нейросети, другие проводят кампании в защиту человечества. Что об этом думают российские представители IT-сферы и бизнесмены? Читайте в нашем материале.

 

Ограничить распространение технологий

 

Роботизация мировой экономики – один из самых популярных трендов современного мира.  Однако говорить о тотальных изменениях пока рано. Уровень роботизации в той или иной стране оценивают числом роботов, приходящимся на 10 тысяч работников. Лидерами рейтинга Национальной ассоциации участников рынка робототехники являются Южная Корея, Сингапур и Япония с показателями 531, 398 и 305 соответственно. В России этот показатель равен 1.

 

Современные умные машины еще не научились оперативно реагировать на изменения рабочей среды и самостоятельно обучаться, а также имеют низкие способности к координации движений. Однако роботизация идет семимильными шагами. По мнению бывшего министра финансов России Алексея Кудрина, треть профессий просто исчезнет в ближайшие десять лет.

 

Согласно исследованию PricewaterhouseCoopers, к началу 2030-х работы могут лишиться около 40% американцев, 35% немцев, 30% британцев и чуть больше 20% японцев. На смену старым профессиям придут новые — правда, спрогнозировать, какие именно, не могут даже эксперты.

С точки зрения работодателя, «наем» роботов выгоден, несмотря на высокую цену: они быстро выходят на самоокупаемость, могут трудиться в круглосуточном режиме и не нуждаются в медицинской страховке.

 

Павел Терентьев, независимый эксперт IT-отрасли:

 

— Остановить процесс роботизации невозможно: это естественное следствие научно-технической революции и концепции «Индустрия 4.0». Применение роботов, в идеале, должно упростить жизнь людей. Но основной проблемой роботизации является отсутствие у робота «гибкости мышления», способности к обучению на собственном опыте и проявлению эмоций. Иногда происходят непредвиденные случаи, например, автомобили, управляемые в режиме автопилота, могут из-за сбоя в системе стать причиной ДТП. Применение модных за рубежом беспилотных летательных аппаратов, дронов, также несет в себе определенные риски для людей. Все это происходит потому, что роботы в наши дни еще недостаточно разумны.

 

Эксперт считает, что необходимо ограничить массовое распространение несовершенных технологий в повседневной жизни, предоставив роботам возможность проявить себя в узкоспециализированных отраслях и на производствах. При этом Терентьев уверен, что использование робототехники в перспективе качественно изменит сферу массового обслуживания.

 

— Несомненным плюсом применения робототехники в производстве является упрощение бизнес-процессов посредством автоматизации, увеличение рабочих циклов, снижение затрат на оплату труда сотрудников, возможность применения роботов на вредном для человека производстве, в том числе в недоступных средах (под водой, в воздухе, в космическом пространстве). В результате величина прибавочного продукта значительно возрастает. Обратная сторона – для внедрения новых технологий требуются огромные капиталовложения.

 

Согласно исследованию Оксфордского университета, в будущем почти со стопроцентной вероятностью люди, занятые низкоквалифицированным трудом и видами деятельности, требующими механического повторения одних и тех же действий, будут вытеснены машинами. Исследователи прогнозируют, что это коснется операторов почтовой службы и почтальонов, продавцов-консультантов, страховых агентов, офисных клерков, риэлторов, строителей и многих других. В первую очередь, роботы заменят людей в сфере быстрого питания. Машины уже активно  используют для работы в ресторанах в США, Сингапуре, Китае и Пакистане.

 

Эксперты прогнозируют высокую вероятность автоматизации процессов и в юридической сфере. В частности, роботы заменят ассистентов юриста, для которых вероятность потери работы в будущем составляет 94%. Тогда как для квалифицированных юристов вероятность быть замененным роботом составляет всего 3,5%.

 

Робот-адвокат Ross, созданный компанией IBM, уже трудится в международном адвокатском бюро Baker & Hostetler. Он ведет дела, связанные с процедурой банкротства.

 

Чат-боты привлекательны, но не полезны

 

Российские компании сейчас активно  внедряют технологии чат-ботов. Однако такие электронные помощники не всегда полезны. Они не в силах распознать все возможные ситуации общения, а потому, порой, могут навредить компании. Некоторые практики уверены, что живой оператор лучше, так что в ближайшие годы его точно не заменят машины.

 

Тимур Холмухамедов, директор по развитию бизнеса Webim:

 

— По запросам клиентов мы замечаем, что чат-боты сейчас в тренде. Бот может «встречать» посетителя в онлайн-чате, собирать информацию, перенаправлять обращение в нужный отдел, отвечать на типовые запросы, даже проводить собеседования и давать рекомендации. Таким образом, бот действительно может разгрузить операторов. Однако, чтобы он мог понять смысл вопроса клиента и дать на него ответ, потребуется «обучить» его на большой базе живых диалогов, а это серьезные трудозатраты. И даже в этом случае вероятность «закрытия» вопроса будет около 50%: при любом отклонении от шаблонов бот будет отвечать одинаковыми фразами или просить повторить вопрос. Это вызовет только негатив у клиента. Также бот не справится, если клиент не задает вопрос, а пишет о претензии или жалуется. Клиент может не дождаться перевода диалога на живого оператора, уйти с сайта и написать жалобу на внешнем ресурсе – на форуме, в СМИ, в своих аккаунтах в соцсетях. Поэтому без живого общения в любом случае не обойтись.

 

Будущее за симбиозом человека и машины

 

Отставание России в роботизации только усугубляет проблему технологической безработицы в нашей стране, считает основатель компании «Инженерия судьбы» Дмитрий Кошелев. Россияне уже испытывают трудности с работой из-за роботизации в западных странах: продукция отечественных предприятий становится неконкурентоспособной, компании уходят с рынка, люди лишаются должностей. Однако, по мнению спикера, роботы до конца людей все-таки не заменят.

 

Дмитрий Кошелев, основатель компании «Инженерия судьбы»:

 

— В человека «вшиты» функции, которые не поддаются алгоритмическому описанию, а потому не могут быть автоматизированы в принципе. В данном случае я опираюсь на концепцию архетипов К. Пирсон, которая предусматривает такие функции, как воин, опекун, искатель, бунтарь, правитель. Казалось бы, в функции поиска человек уже давно проигрывает поисковым роботам, а сейчас еще и системам распознавания образов. Поэтому были большие надежды на проекты Big Data – казалось, что машины научатся извлекать такую информацию, о которой люди даже не додумались. Оказалось все не совсем так. Мой личный опыт с Big Data: надо было сделать карту на основе данных инстаграма. Получилось, что техзадание ставит человек. Придумывает, каким способом извлекать данные, тоже человек. Наконец, интерпретирует данные опять человек. На самом деле, человеко-машинные системы сильнее, чем просто человеческие и просто машинные.

 

Комментарий от «Понедельника»

 

Получается, правильная стратегия такая: использовать машины, чтобы обойти «живых» конкурентов за счет снижения расходов и ускорения процессов, благодаря автоматизации, а параллельно создавать новый продукт или услугу или выводить имеющиеся на новый уровень с непременным использованием алгоритмов-программ-роботов, чтобы уже другие машины вас не догнали. «То есть нужно делать все и сразу?» – спросите вы.  Ответ один: ДА.