Беседуют Сергей Багапш и Игорь Шатров: «Республика Абхазия сможет оказать России поддержку на международной арене»

Уходит в историю 2009 год, который для многих останется в памяти как год тяжелого экономического кризиса. Но есть на планете места, где 2009 год оставит о себе другую память. Гражданам Республики Абхазия, по словам ее президента, 2009 год запомнится как первый год после международного признания страны, год экономического подъема, год, когда народ Абхазии впервые за многие годы с уверенностью и спокойствием взглянул в свое будущее. В беседе с российским политологом, президентом «Ливадийского клуба» Игорем Шатровым президент Республики Абхазия Сергей Багапш рассказал о своем видении общемировых процессов, о том месте и роли, которое Абхазия занимает в мире сегодня и займет в скором будущем.


- Сергей Васильевич, как мировой кризис сказался на экономике Республики Абхаз

ия?
- Я считаю, что уходящий год, несмотря на все трудности, был удачным. Мы почувствовали первые результаты от признания нас великой державой - Российской Федерацией. Даже мировой экономический кризис пока скорее пошел нам на пользу: именно в 2009 году наблюдался рекордный за все годы независимости поток туристов - около миллиона человек! Многие из них по финансовым соображениям отказались от поездок в Крым, на российское Черноморское побережье или в Турцию. А наши курорты отличаются относительно низкими ценами. Во-вторых - и это очень важно! – у людей наконец-то отпали все сомнения по поводу безопасности: заключенные с Россией соглашения о военном и пограничном сотрудничестве стимулировали резкое увеличение потока российских туристов на абхазское побережье. 
- Говорят, в годы кризисов создаются большие состояния. 
- Что ж, возможно, этот тезис справедлив не только для людей, но и для государств. (Смеется.) Признание Абхазии пришлось на начало мировой рецессии! На выходе из нее у нас начинается серьезный экономический рост, основанный не только на поддержке России, но и на собственных усилиях, использовании наших внутренних резервов. Причем мы ориентируемся не только на природно-климатические возможности, существующую курортную инфраструктуру. Мы будем возрождать промышленные объекты в удаленных от побережья частях республики, чтобы и там обеспечить занятость людей. В центре нашего внимания – аграрный сектор, возрождение села, где в наиболее полном виде сохраняется самобытная абхазская культура. Так что для нас это проблема не только экономическая.
- Выходит, мировая буря миновала Абхазию?
- Так сложилось, что Абхазия в годы экономического подъема в мире не рисковала своими капиталами на биржах, не влезала в долги, ссылаясь на будущие доходы. Нам было не до финансовых игр, надо было восстанавливать разрушенное войной хозяйство, в условиях блокады и постоянных вооруженных провокаций сохранять экономику. Когда нынешнее руководство Абхазии приступало к работе, в 2004 году, государственный бюджет составлял 400 млн. рублей, на рублевом счету страны было 2200 рублей, на валютном – 168 долларов. Мы были вынуждены в буквальном смысле латать дыры: чинить крыши, водопроводы, дороги. Не все еще сделано, не все у нас получилось, но бюджет Республики Абхазия на 2010 год запланирован в 2 млрд. 200 млн. рублей. Для страны с населением 220 тысяч это неплохой показатель. После признания начался и приход реальных инвестиций: в основном из Российской Федерации.
- Значит, вы, как руководитель государства, знаете рецепт: как избежать кризиса и как из него выходить?
- Рецепты здесь самые простые: заниматься реальной экономикой, а не ее виртуальным клоном – фондовым рынком. Товар должен стоить именно столько, сколько он стоит, столько, сколько в него вложено реального труда. Когда в дело включаются финансовые посредники – биржевики, когда они включают свои мнимые услуги в стоимость товара, рано или поздно случается кризис. Созданный как инструмент для привлечения дополнительных инвестиций в реальную экономику, фондовый рынок стал «штучкой в себе», виртуальная экономика поглотила реальную. Теперь, чтобы решить проблему, на мой взгляд, необходимо соблюсти несколько условий. Во-первых, вернуть фондовый рынок и спекулятивный банковский капитал на прежние, инструментальные позиции. Во-вторых, отказаться от доллара как единственной резервной валюты в системе международных расчетов, создав «корзину» региональных валют с аналогичными функциями. В-третьих, усилить контроль со стороны ведущих государств за процессами в мировой экономике и научиться своевременно реагировать на возникающие диспропорции. «Невидимая рука» рынка сама ничего не исправит. Думаю, все в этом убедились.
- Что для Абхазии является приоритетным в экономической политике?
- Инфраструктурные проекты и малый бизнес. 
- Какие конкретно инфраструктурные проекты вы имеете в виду?
- Прежде всего - транспортные магистрали, без которых серьезное развитие невозможно. Например, восстановление и реконструкция с учетом современных инженерных требований Военно-Сухумской дороги, которая соединит курорты Домбая и абхазского побережья Черного моря, даст серьезный толчок социально-экономическому развитию российских регионов, в частности, Северо-Кавказского. Товары и грузы с Юга России смогут пойти на портовые терминалы, которые мы будем строить. От российского Черкесска до Сухума по Военно-Сухумской дороге всего 274 километра, а труднопроходимый участок составляет примерно километров 25. Возникновение этого транспортного коридора выгодно и России, и Абхазии. Движение товаров, людской поток из Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Ставропольского края, других субъектов Южного федерального округа, обладающих колоссальным потенциалом, через Карачаево-Черкесию в Абхазию и далее в другие регионы мира существенно изменит экономические возможности и будет, безусловно, мощным толчком в развитии.
В числе приоритетов, конечно же, и восстановление авиасообщения. Международный аэропорт «Сухум» может принимать любые типы воздушных судов весом до 125 тонн, что соответствует мировым стандартам, он обладает лучшими на Кавказе характеристиками взлетной полосы, ее длина - 3640 метров, что вдвое длиннее, чем полоса в ближайшем российском аэропорту в Адлере. Однако Абхазия пока не является членом Международной организации гражданской авиации (ИКАО), поэтому мы не можем сами организовать международное авиасообщение из абхазской столицы. Кроме того, хотя взлетная полоса и в хорошем состоянии, но необходимы значительные средства на модернизацию навигационной системы, электроники, строительство терминалов. Здесь мы рассчитываем на поддержку Российской Федерации: готовится к подписанию соглашение о сотрудничестве в области воздушного транспорта. Россия поможет нам наладить авиасообщение, а также, мы надеемся, будет представлять в ИКАО наши интересы. Но, в то же время, было бы интересным участие в восстановлении авиасообщения и других стран.
Подобные соглашения намечаются и по железной дороге - сначала по восстановлению движения электричек между Сочи и Сухумом, Сухумом и Очамчырой, затем по созданию новых маршрутов из России. Как и в случае с авиасообщением, мы намерены здесь использовать экономическую схему, позволяющую не менять собственника, - доверительное управление. В данном случае в качестве доверительного управляющего мы видим компанию ОАО «Российские железные дороги», стопроцентным собственником которого является Российское государство. Но пока это – только обсуждаемый вопрос.
Серьезная тема – открытие морского сообщения. Больше половины плавсредств, некогда составлявших республиканское морское пароходство, находится на территории Грузии. Сейчас Сухумский порт располагает лишь несколькими грузовыми и прогулочными катерами, которые нуждаются в серьезном ремонте, а если говорить с точки зрения современного развития морского сообщения – в полной замене судов. 
Их восстановление, оснащение современным навигационным оборудованием требует инвестиций, однако вложения в инфраструктурные проекты всегда окупаются сторицей. Причем речь идет не только об организации пассажирского сообщения, но, в большей степени, и об использовании порта для доставки грузов в строящийся олимпийский Сочи, как, впрочем, и в смысле развития грузооборота в Черноморском бассейне. 
- Но Абхазии необходима и современная телекоммуникационная инфраструктура, развитие Интернета, мобильной связи, других современных технологий. 
- Безусловно. Но в этом направлении у нас более ощутимые результаты. Сегодня в стране активно развиваются два оператора сотовой связи, которые предлагают своим клиентам самые современные услуги. Мы можем гордиться тем, что на всей территории Абхазии уже как год работает система 3G, готовятся к введению более новые технологии. Более 90% территории республики покрывается обслуживанием сотовых операторов. Вся сеть фиксированной связи уже переведена на цифровые АТС. Хочу отметить – все это было произведено до признания независимости Абхазии, в условиях повышенного риска. Мы можем гордиться и тем, что во всей республике уже работает проект цифрового телерадиовещания, а в пакете бесплатных общедоступных телеканалов населению предоставляется возможность принимать программы всех российских федеральных телеканалов и абхазского национального телевидения.
Эти проекты осуществлены при помощи российского бизнеса, российских инвестиций. Мы нашли удобную для обеих сторон экономическую формулу, которая обеспечивает, к тому же, и социальный аспект вопроса, и отвечает нашему стремлению к формированию общего культурно-информационного, социально-экономического пространства. 
А без всего вышеперечисленного не будет условий для развития малого бизнеса, а значит, не будет достатка у граждан Абхазии. Без малого бизнеса государственные инвестиции в инфраструктурные проекты никогда не окупятся. Но я убежден, что перемены, которые заметит каждый, не заставят себя долго ждать, поэтому я даже не стал бы подробно останавливаться на заманчивой теме нефтедобычи. 
- В Абхазии есть нефть? Я думал, это информационная «утка», запущенная, чтобы позлить некоторых ваших соседей.
- Ответственно заявляю: нефть в Абхазии есть! Конечно, мы не сможем стать такими влиятельными игроками на мировом рынке, как Россия и страны ОПЕК, однако обеспечить себя нефтепродуктами сможем полностью. Мы подписали с «Роснефтью» соответствующий контракт, и в 2011 году они намерены начать сейсморазведку, а затем добычу нефти. По данным геологоразведки, произведенной еще в советский период, шельф абхазского побережья Черного моря хранит в себе от 300 до 500 млн. тонн нефти.
- Ее добыча не будет представлять экологическую опасность для уникальных курортов Абхазии?
- Современные технологии позволяют вести разработку и добычу нефти без ущерба для экологии региона. Вы знаете, что в Грузии над этой задачей работают семь американских компаний, в Турции – три компании, всерьез занялись проблемой в Болгарии, Румынии? Наконец, Россия ставит платформу перед Туапсе и Анапой. Ничего, что это в нескольких десятках километров от нас по побережью? А если там что-то случится, это не помешает нашим курортам? А на нашем участке находятся, между прочим, самые значительные запасы. И что, будем ждать, пока Грузия поставит у самой границы платформу и начнет через линзу откачивать нашу нефть? 
- Вы приглашаете к себе зарубежных инвесторов. А чем их заинтересовываете, как стимулируете?
- Множество серьезных налоговых льгот. На мой взгляд, это то, что государство обязано делать. Освобождение от налогов на имущество и на прибыль на определенный период, многие другие послабления. Мы регулярно совершенствуем национальное законодательство, адаптируя его к складывающимся условиям. Иного пути у страны, только что вышедшей из разрухи, всеобщей изоляции, атмосферы безысходности, просто нет. Вы же знаете, какие испытания выпали на долю государств с более завидной историей, нежели у Абхазии.
Сегодня четко зафиксированы льготы для иностранного капитала, который намерен внедриться в развитие национальной экономики. Когда мы увидим, что действующее законодательство тормозит ускоренное развитие республики, власти незамедлительно приступят к формированию более благоприятного для иностранного бизнеса климата.
- А землю иностранец может купить в Абхазии?
- Как и во многих странах мира, земля в Абхазии не продается. Тем не менее, инвестор – из России или другого государства - сможет взять ее в долгосрочную аренду. Идет работа над проектом соответствующего закона. 
- И все же пока основные инвестиции в Абхазию поступают из России?
- Это и не удивительно! Россия гарантировала безопасность гражданам нашего государства, первой признала нас как независимое государство, приняла на себя основную ношу помощи. Но абхазы – благодарный народ. И, уверен, настанет день, когда и Республика Абхазия сможет, в свою очередь, оказать Российской Федерации поддержку на международной арене. 
- Вы видите Абхазию как активного игрока на международной сцене?
- Именно так! Огромный интерес к опыту нашей независимости сейчас проявляют государства мира с неопределенным статусом, народы, которые находятся в процессе самоопределения. Уникальный многовековой опыт государственности, который имеет Абхазия, позволяет нам на правах умудренного знаниями друга и помощника вести диалог на эти сложные темы современности. И это право начинают признавать в мире. Приведу свежий пример. На закончившейся недавно Международной конференции солидарности с народом Западной Сахары секретарь Канарской партии Испании, экс-губернатор Канарских островов Кармелио Рамирес заявил, что его партия хотела бы установить прямые связи с Абхазией для более полного информирования испанской общественности о положении дел. Он высоко оценил действия российского руководства в августе 2008 года и выразил сожаление, что политическое руководство Испании в разрешении вопроса Западной Сахары не так решительно, как президент Дмитрий Медведев. 
- В мире непогашенных конфликтов и затаенных обид очень много. 
- Именно поэтому их надо разрешить к всеобщему благу как можно быстрее. Мы готовы активно участвовать в миротворческих процессах: во-первых, потому, что слишком хорошо знаем, что такое война, во-вторых, понимаем, что у признанного государства перед мировым сообществом больше обязанностей, чем привилегий. Народ Республики Абхазия выстрадал свою свободу и независимость. И теперь мы просто обязаны построить подлинно демократическое правовое государство, чтобы – без всякого к нам снисхождения – всему миру было ясно: да, это государство заслуживает международного признания!