Ровно два года назад 17 ноября в Петербурге открылась первая реально работающая выделенная полоса для общественного транспорта – на Лиговском проспекте. Не попали туда только такси, хотя во всем Мире машины с шашечками въезжают на такие участки дорог и беспрепятственно по ним перемещаются. Общественный транспорт по определению должен пользоваться привилегией, потому что перевозит большое количество людей. Но почему эти привилегии не доступны пассажирам такси, это между прочим, тоже общественный транспорт? В то время, как пассажиры других видов транспорта едут в три - четыре раза быстрее, чем раньше, пассажиры такси стоят в пробке. А ведь они зачастую обращаются к нам из-за острой необходимости в скорости передвижения.

Мы точно также возим пассажиров, как трамваи, троллейбусы, автобусы, вроде все это признают. Но как только доходит до дела, выясняется, что кто-то где-то почему-то к чему-то не готов. Оказывается, чтобы нас пустить на выделенную полосу не хватает каких-то нормативов. Пробел мог закрыть новый городской закон о такси. Но и в этом документе, его в прошлую среду приняли депутаты ЗакСа, таких положений нет. Неужели для решения каждой городской проблемы нужно указание губернатора? Именно после вмешательства Валентины Матвиенко нам удалось начать нормально работать в Пулково.         Новый закон депутаты называют очередным этапом, реформой такси. Но, позвольте, какая реформа, если уже два года не принимается элементарное решение – пустить на выделенные полосы автомашины такси! Ведь уже и официальный знак питерского таксомотора есть.

Полумеры и полуреформа, – вот что такое новый городской закон о такси. Участники рынка в недоумении.  Теперь каждый бомбила, может договориться с диспетчерской и все, вперед, работай. Никто его автомобиль даже проверять не станет. Речь о безопасности  не возникает, на первом месте доход. Постригли денежки и разошлись, как говорится. Дали добро всем кому не лень садиться за руль и работать таксистами. Переводя на нормальный человеческий язык, бомбить нельзя, но если заключить договор с диспетчерской (и отстегивать), то можно. А предрейсовый медосмотр, а обслуживание техники. Это опять на совести водителя. Вот она, главная проблема легковых перевозок. В чью пользу обложили некими поборами неорганизованных частников, и что изменится, кроме некоей дани, которую они будут платить. Да ничего.

Сравните: нормальное таксомоторное предприятие несет затраты на покупку новых машин, ремонт техники, контроль за ее состоянием, контроль за водителями. И диспетчерская: водитель сообщает некоему телефонному оператору, что готов работать и просто выезжает на линию. Но новый закон никоим образом не поощряет тех, кто готов работать по правилам. Мы покупаем новые машины, вкладываемся в инфраструктуру, но это никого не волнует.

Полумеры полуреформы позволят кому-то отчитаться: работа проведена, закон есть. А смысл этого закона. По сути, он не добавляет гарантий безопасности пассажиру – нет механизма обеспечения технологического процесса, не создает дополнительных условий для нормальной работы такси в городе.

Справка:

Алексей Эвентов возглавляет компанию «Такси 6000000» с момента ее создания. В парке предприятия более 200 машин представительского класса. На этой базе в сентябре 2009 года начат проект «Федеральная служба такси», основная цель которого предоставить горожанам услугу высокого качества, стоимость которой в среднем на четверть ниже существующих в городе расценков.