В качестве доказательства приводится исследование экспертов Frontier Strategy Group. Аналитики опрашивали сотрудников 72 международных компаний, таких, как Adidas, Dupont и Intel Corp. относительно инвестиционной привлекательности стран, которые принято называть «развивающимися». Выяснилось, что инвесторы не числят Россию в категории приоритетных рынков. В эту группу, наряду с Китаем, Индией и Бразилией входят такие страны, как Мексика, Индонезия и Вьетнам.Агентство Goldman Sachs прогнозирует такие ежегодные темпы роста стран группы БРИК на период 2011 – 2050 гг.: 4,3 для Бразилии, 5,2 для Китая, 6,3 для Индии и только 2,8 для России. 

 

Комментирует депутат фракции «СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ» в Государственной Думе, член Комитета ГД по экономической политике и предпринимательству Константин Бесчетнов: 

 

– Считаете ли Вы данные, приведенные американскими аналитиками, объективными?

 

– Это только прогноз, который по определению не может быть объективным. Серьезные исследования основываются на аналитике, статистике. Последняя говорит о темпах роста российского ВВП, который примерно сопоставим с ВВП Индии, Китая, Бразилии. Уж Бразилии, мы точно составим конкуренцию, тут нет никаких сомнений. Сегодня нужно ставить вопрос не о правомерности участия России в группе БРИК, а как вывести экономику из кризиса. Необходимо определиться по какой модели: сырьевой или конкурентоспособной, инновационной, объединяющей власть и бизнес, будет развиваться Россия. Кризис является стимулом к переходу на новую модель экономического развития. Если это произойдет, мы сможем конкурировать не только с Китаем и Бразилией, но и с Америкой, Германией, Японией и так далее.

 

– В чем, по-вашему, может быть причина снижения инвестиционной привлекательности России для зарубежных партнеров?

 

– Наоборот, сейчас идет не снижение, а увеличение инвестиционной привлекательности России для зарубежных партнеров. Наши активы еще недостаточно оценены. Иностранным инвесторам следует поторопиться, чтобы успеть вложить в российскую экономику свои инвестиции. В противном случае, после стабилизации заскочить в «инвестиционный поезд» будет гораздо сложнее.

 

– Не становится ли Россия сырьевым придатком уже не развитых западных стран, а других участников БРИК, в первую очередь – Китая?

 

– К сожалению, строительство очередного трубопровода с Китаем дает повод задавать такие вопросы. Безусловно, в Правительстве понимают, что сырьевая модель экономики бесперспективна и не эффективна. Это доказала история СССР. Поэтому необходимо начать предпринимать максимально быстрые действия, чтобы в условиях кризиса, когда освободились глобальные экономические рыночные ниши, быстро их занять. Сегодня каждый час стоит десятилетий.

 

– Как Вы в целом оцениваете результаты саммита БРИК в Екатеринбурге?

 

– Во-первых, в нынешнем составе БРИК не нуждается в рекламе – это 15% экономики и почти половина золотовалютных запасов мира. Здесь – и две самые густонаселенные страны (Китай и Индия) и одна – самая большая (Россия). Состоявшийся в Екатеринбурге саммит в формате БРИК ознаменовал появление нового центра силы в создающейся сейчас, на наших глазах, системе многополярного мира.Во-вторых, США заинтересованы более эффективно работать со странами БРИК. Подтверждение тому – готовящийся визит в Россию президента Обамы. Это означает, что приоритеты экономической политики США направлены в сторону нашей страны. Здесь намечаются серьезные перспективы, которыми мы обязательно воспользуемся. Другой вопрос, что понимать под сотрудничеством? Если американцы попытаются влиять или того хуже, вмешиваться в политику России, получат достойный отпор. Мы говорим: «добро пожаловать в экономику», приходите, будем работать, вместе улучшать качество жизни и так далее. А вот влиять на политику страны через экономические рычаги, не надо.

http://www.kbeschetnov.ru/