В Гражданскую комиссию по правам человека Санкт-Петербурга обратился Дмитрий Еламов (ФИО изменены). Он рассказал, что по заявлению родителей его регулярно госпитализируют в психиатрическую больницу №3, где его «закалывают» психотропными препаратами в огромном количестве.

Около десяти лет назад Еламов прошёл принудительное психиатрическое лечение в специализированной психиатрической больнице на Арсенальной. В этой больнице всего за месяц его умудрились сделать инвалидом, делая инъекции огромных доз нейролептиков без корректоров побочных эффектов. Затем Дмитрию дали II группу инвалидности. Вскоре  он попал в Александровскую больницу, а затем в городскую психиатрическую больницу (ГПБ) №3 им. Скворцова-Степанова. В ней Еламов находился до декабря 2003. Вслед за этим судья Красногвардейского суда СПб назначил повторную экспертизу и Д. Еламов был переведен в ГПБ №6. Экспертиза длилась с января по февраль 2004 года. В феврале 2004 Д. Еламов снова был переведен в ГПБ №3, где провел около 2,5 лет. Д. Еламову были назначены нейролептики в больших дозах в виде таблеток и инъекций. Весь 2004 год Дмитрий просил отменить препараты, так как ему было очень плохо от них. Однако, лишь когда заведующая отделением в ГПБ № 3, в котором находился Еламов, собралась на пенсию, она отменила ему нейролептик: галоперидол.     В августе 2006 года Д. Еламов был переведен на диспансерное наблюдение по месту жительства в психоневрологический диспансер (ПНД) Красногвардейского района. Д. Еламов сразу устроился на работу. При посещении ПНД Д. Еламову регулярно выписывали различные психиатрические препараты. 1 мая 2007 г. родителям Д. Еламова необходимо было на неделю уехать из квартиры, а оставлять Дмитрия одного в ней они не захотели. Поэтому родители Д. Еламова подали заявление в ПНД и его госпитализировали в ГПБ №3. Там Дмитрий провел 3 недели, где его активно «лечили» психотропными препаратами. Впоследствии Д. Еламов был неоднократно госпитализирован в ГПБ № 3 без достаточных на то оснований. За время пребывания в психиатрических больницах у Д. Еламова наступило стойкое привыкание к аминазину. Также, он сообщил, что видел, как пациенты, за то, чтобы получить от мед. персонала сигареты, принесенные родными для них, моют полы и убирают помещение одного из отделений ГПБ №3. Этот труд никак, в соответствии с трудовым законодательством, не оплачивался.

14 мая 2009 года Д. Еламов пришел на ежемесячный прием к психиатру в ПНД Красногвардейского района. Д. Еламова приняла новый психиатр З-ская, которая сразу же поставила его перед «выбором»: или уколы «модетен-депо», или госпитализация в ПБ. Введя Д. Еламову укол этого нейролептика, психиатр выписала рецепт на получение циклодола как корректора и отдала его родителям Д. Еламова. Родители выдают Д. Еламову по одной таблетке циклодола в день (с утра). Действия таблетки хватает только до обеда и весь день после этого Д. Еламов испытывает сильные мучения.

Документальный фильм «Убийственный куш» рассказывает об ужасающих побочных эффектах психотропных препаратов, о том, как жертвы недобросовестных психиатров на Западе кончают жизнь самоубийством из-за приема психотропных препаратов, испытывают страдания от нейролептиков. Случай Д. Еламова показывает, что и в Российской Федерации есть аналогичные случаи. Нельзя мириться с таким положением вещей и Санкт-Петербургская Гражданская комиссия по правам человека будет содействовать Д. Еламову в написании жалоб в соответствующие инстанции. Люди — это не объекты для закалывания психотропными препаратами, превращающими человека в животное, а достойные уважения индивиды, обладающие всеми правами, гарантированными им Конституцией России, в том числе правом на дачу информированного согласия на лечение, либо на отказ от лечения.


Пресс-релиз составлен на основании данных, предоставленных в С.-Петербургскую Гражданскую комиссию по правам человека Дмитрием Еламовым (Ф.И. изменены), который передал комиссии право обнародовать данные о его случае.                    


Международная Гражданская комиссия по правам человека была основана в 1969 г. Церковью Саентологии и почетным профессором психиатрии Томасом Сасом.