Н.А. Никку на этой неделе подала заявление в прокуратуру с просьбой провести проверку на соответствие нормам ГПК РФ судебных процессов о недобровольной госпитализации пациентов в Городскую психиатрическую больницу (ГПБ) №4. За несколько дней до этого Надежда Александровна стала свидетелем пятиминутного суда о недобровольной госпитализации.


Гражданская комиссия по правам человека (ГКПЧ) уже публиковала ранее информацию о Н.А. Никку. Напомню, что её дочь находится сейчас в ГПБ №4, где также проходит недобровольное лечение. Н.А. считает что её дочь лечат недобровольно также в нарушение закона.


26 марта, навещая дочь, Надежда Александовна увидела, как в отделение больницы вошли 3 сотрудника Смольнинского суда. Они вошли в отделение, а через пять минут уже вышли. Получается, что весь судебный процесс занял 5 минут! Несомненно, в течении такого времени невозможно всесторонне рассмотреть вопрос о необходимости недобровольной госпитализации и вынести справедливое и объективное решение.


На самом деле Надежда Александровна своим заявлением подняла огромную имеющуюся проблему Закона РФ «О психиатрической помощи...» и правоприменительной практике. Суть её в следующем. Статья 29 этого Закона позволяет госпитализировать и лечить человека без его согласия, если лечение возможно только в стационаре, а психическое расстройство «обуславливает: а) его непосредственную опасность для себя или для окружающих, или б) его беспомощность, т.е. неспособность самостоятельно удовлетворять жизненные потребности, или в) существенный вред его здоровью вследствие ухудшения состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи». Несомненно, самым спорным является пункт «в», поскольку в этом случае суд вынужден принимать решение только на основании мнения психиатра.


Но с пунктом «а» также имеется серьёзная проблема. Дело в том, что в законе прямо не прописана необходимость однозначного доказательства факта, что человек действительно опасен. Достаточно часто судебная процедура проходит формально — психиатры заявляют, что человек болен и опасен, судья говорит, что у суда нет основания сомневаться в их честности и компетентности — и вопрос решён. На самом деле ГКПЧ признаёт, что человек может стать опасным для окружающих в силу психического расстройства. Но при этом считает, что этот факт должен быть доказан в суде также однозначно, как доказывается, что человек совершил уголовное преступление. Иначе такой суд превращается в формальную и бесполезную процедуру.


Самое интересное, что пункт «б» также иногда приобретает странную трактовку суда и психиатров. Например, ГКПЧ известен случай, когда психиатры заявили, что женщина беспомощна, поскольку «не хочет общаться с родственниками».


Люди с психическими расстройствами — это такие же граждане РФ, как и все остальные. Их права и свободы должны пользоваться полным уважением. И только тогда количество злоупотреблений в психиатрии уменьшится...



Международная Гражданская комиссия по правам человека основана в 1969 году Церковью Саентологии и профессором психиатрии в отставке Томасом Сасом.

Нижегородские волонтеры