Недавний Лондонский саммит G-20 послужил великолепной прелюдией к экономическому форуму Russia Investment Roadshow (RIR), который состоялся 20 апреля в столице Великобритании. Это исключительное мероприятие ежегодно собирает сотни практиков от бизнеса в импозантном конференц-центре Королевы Елизаветы II, уютно расположенном в самом сердце Лондона, в тени Биг Бена и Вестминстерского аббатства. Трезвый взгляд на экономику России в условиях мирового кризиса и оценка возможностей, которые открываются в плане сотрудничества с ведущими российскими игроками в период глобальных изменений – в этом суть одного из самых авторитетных форумов «восток-запад», организованного компанией Eventica в финансовом центре Европы.

 

Свою точку зрения в ходе живой и непосредственной дискуссии изложили председатель правления Barclays Capital Ханс-Йорг Рудлофф и управляющий директор «Тройка Диалог» Павел Теплухин, председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс и директор по стратегии РОСНАНО Олег Киселев. В дебатах участвовали президент Американской Торговой Палаты Эндрю Соммерс, председатель правления банка «УРАЛСИБ» Андрей Донских, управляющий директор Unicredit Леонид Виндман и заместитель директора NYSE Euronext Аарон Голдштейн. Судя по тому, что на конференции присутствовали главный редактор журнала «Итоги» Кирилл Дыбский, генеральный директор «Эхо Москвы» Юрий Федутинов и несравненный Стивен Сакур из BBC HARDtalk, Russia Investment Roadshow оказалось интересно деловым средствам массовой информации ничуть не меньше, чем прошедший в начале месяца саммит «Большой Двадцатки».

 

Сразу же после ланча Стивен Сакур взял расширенное интервью у Игоря Юргенса для своего популярного шоу BBC HARDtalk, транслирующегося на аудиторию в 76 миллионов человек. При этом в аудитории присутствовало столько замечательных лиц, что мы едва дождались кофе-брейка, чтобы поговорить по душам с председателем правления «Ренессанс Групп» Стивеном Дженнингсом председателем совета директоров компании «Боинг» Джеймсом У. Макнирни, которые о чем-то горячо дискутировали в компании Юлианы Слащевой, президента консалтинговой группы «Михайлов и партнеры» и президента DEA CORPORATION Екатерины Диковой. Мы рискнули отвлечь Стивена от разговора с его деловыми партнерами для того, чтобы задать несколько каверзных вопросов о реструктуризации бизнеса «Ренессанс Групп».

 

Корр.: Ходят слухи, что вы с Михаилом Прохоровым собираетесь разогнать всех сотрудников «Ренессанс Капитал». Неужели это правда? Кризис так сильно вас задел?

 

С. Дженнингс: О, уверяю вас, это явное преувеличение. Думаю, все обойдется лишь небольшими сокращениями. Мы действительно надеемся, что своевременная оптимизация зарплат и бонусов позволит  нам не только пережить это трудное время, но и сохранить хорошую форму на тот случай, если кризис когда-нибудь завершится (смеется).

 

Корр.: Многие инвестиционные банки не выплачивают даже гарантированные бонусы. «Тройка Диалог» сокращает их на 70%. Как обстоят дела в «Ренессанс» с обязательствами по трудовым контрактам?

 

С. Дженнингс: Свои договорные обязательства мы выполняем в полном объеме. Кроме того, сокращенным сотрудникам было выплачено по три месячных оклада. В условиях стремительно сжимающегося бизнеса нам пришлось делать сложный выбор и существенно оптимизировать большинство расходных статей. Мы перевели расчеты по компенсациям в рубли и зафиксировали их размер. Серьезно сократились бонусы, но это вынужденная мера, к таким действиям прибегают все компании, испытывающие желание остаться на плаву. Сегодня крайне важно сохранить основную структуру бизнеса и наиболее квалифицированных сотрудников, чтобы на выходе рынка из пике банк обрел в их лице достаточно сильную точку опоры.

 

Корр.: Некоторые аналитики признают, что вы одним из первых увидели необходимость кардинального пересмотра докризисных подходов. По их мнению, это скажется на скорости восстановления позиций «Ренессанс» на выходе из острой фазы кризиса.

 

С. Дженнингс: Я практически 17 лет работаю в России. За это время пришлось видеть разное и этот кризис – далеко не самое худшее, что можно себе вообразить в сфере финансов. Чтобы создать и удержать бизнес необходимо быть начеку и смотреть далеко вперед. Я верен, что Москва в обозримой перспективе превратится во второй по значимости финансовый центр Европы, оставив позади Париж, Милан и Франкфурт. В России перед нами открываются безграничные возможности, в отличие, например, от Китая, где не дает развернуться тотальный контроль. Так что, если мы здесь всерьез и надолго, нужно держать нос по ветру и вовремя принимать адекватные решения.

 

Корр.: Значит, вы исключаете возможность закрытия своих офисов в России?

 

С. Дженнингс: Вообще-то, несмотря на международный характер инвестиционного бизнеса, мы – российская компания и не собираемся уходить, даже если на рынке произойдет по-настоящему серьезный обвал, что, в принципе, маловероятно. Мы специалисты по российскому рынку и наши клиенты прекрасно об этом осведомлены. Если американская корпорация собирается разместить активы на 20 млрд. долларов в России, она, что вполне логично, скорее всего, обратится к нам, поскольку мы до мелочей изучили этот рынок. Россия еще очень долго будет оставаться одним из наиболее стремительно растущих сегментов мировой финансовой системы. Здесь совершается непрерывная индустриальная революция, так же как в Китае или Индии. Если не принимать во внимание наши общие текущие неприятности, которые с нами не навсегда, можно с уверенностью утверждать – российский рынок сегодня перспективен как никогда.

 

Корр.: «Ренессанс» вкладывает средства в оригинальные для изначально международного инвестбанка активы: лесные и земельные ресурсы. Кроме того, вы инвестируете в экономику на африканском континенте. Стоит ли ожидать от вас каких-то еще столь же необычных вложений?

 

С. Дженнингс: На самом деле, мы находимся на переднем крае инвестиционного бизнеса и это, в значительной степени, определяет наши конкурентные преимущества на этом глобальном рынке. Согласитесь, это выглядит весьма разумным – вкладывать средства в активы наивысшего качества, цена на которые только начинает формироваться. Нам не приходится переплачивать за возможность приобрести то, что будет приносить высокую и стабильную прибыль в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Что будет дальше, мы скоро увидим.

После разговора со Стивеном Дженнингсом нам удалось побеседовать с президентом DEA CORPORATION Екатериной Диковой. Мы поинтересовались предметом ее дискуссии с Председателем правления «Ренессанс Групп» и общим впечатлением от Russia Investment Roadshow.

 

Корр.: Что показалось вам самым интересным на этом «антикризисном» форуме?

 

Е. Дикова: Самое интересное – это то, как будут развиваться события. Текущий кризис – самое серьезное испытание для отечественной экономики с 1998 года. Как ни странно, но, вопреки ожиданиям, инвестиции, сделанные именно в то время, принесли их инициаторам необычайно большие дивиденды. Кризис – это время серьезных возможностей, если уметь правильно распорядиться доступными ресурсами и вовремя замечать открывающиеся возможности.

 

Корр.: Стив Дженнингс поделился с вами какими-то секретами? Может быть, расскажете нам, как будет выглядеть российский бизнес-ландшафт после прохождения активной фазы кризисных явлений?

 

Е. Дикова: Да, мы говорили о перспективах, и здесь существует так же много препятствий, как и возможностей. Полагаю, что темпы роста нашей экономики составят от 1 до 2% по итогам года. Восстановление начнется не ранее середины 2010 года. При этом, скорее всего, последствия кризиса для России, а также его длительность, окажутся не столь значительны, как для ведущих экономик мира, включая США и страны Еврозоны. Очевидно, что строительному сектору, который в последние годы рос опережающими темпами, порой на 20% превосходя средние цифры роста, пришлось принять на себя значительную долю негативных последствий данного кризиса. Если ранее он являлся своего рода локомотивом рынка, то теперь он скорее похож на «Титаник», который устремился на дно, затягивая в кризисную воронку связанные отрасли. Сильнее других пострадают химия, металлургия, потребительский сектор, в целом, и, конечно, ритейл. Тем не менее, скажем, российские автопроизводители (ВАЗ, КАМАЗ) благодаря сокращению притока импорта и понижению курса национальной валюты могут обрести неплохой шанс и значительно укрепить свои позиции на внутреннем рынке.

 

Корр.: Означает ли это, что пришло время вкладываться в акции отечественных компаний?

 

Е. Дикова: Вполне возможно, если иметь в виду предприятия, которые выигрывают на импортозамещении. Однако внешний фон остается довольно суровым и в этом смысле можно надеяться, пожалуй, только на некие макроэкономические факторы, которые окажут стимулирующее воздействие на российский рынок акций. В частности, если пенсионные сбережения, в результате реформы, будут направлены на финансовые рынки, это спровоцирует серьезный положительный эффект.

 

Корр.: Целью данного мероприятия является привлечение инвестиций в отечественную экономику. Однако, не кажется ли вам, что на фоне текущих событий следует, прежде всего подумать о том, как прекратить бегство уже вложенных капиталов из России?

 

Е. Дикова: Действительно, ситуация с оттоком капитала такова, что в абсолютных цифрах это будет наивысший за длительный период времени уровень. Но не стоит думать, что убегающие капиталы – это одни лишь западные инвесторы. Здесь велика роль перетока средств наших сограждан из рублей в иностранную валюту. И прежде всего, по привычке, в доллар. Люди меняют наличные сбережения и закрывают рублевые депозиты. По всей видимости, данная тенденция идет на спад, но, тем не менее, в 2009 году мы, скорее всего, будем наблюдать чистый отток капитала в размере 10 – 20 млрд. долларов.

 

Корр.: Как поведет себя рубль на фоне происходящих изменений?

 

Е. Дикова: Очевидно, курс рубля последует за ценами на нефть, пока не будет достигнуто равновесие. Думаю, в этом году рубль ослабеет на 5 - 10% к бивалютной корзине. В этих условиях должны быть предприняты определенные меры по сдерживанию данного процесса, который может спровоцировать макроэкономическую нестабильность.

© 2010 Власов П.А.