Центробанк с каждым годом получает все больше рычагов регулировки банковской деятельности – однако это зачастую только препятствует поддержанию здоровой конкуренции между кредитными организациями. По умолчанию предпринимаемые регулятором шаги должны быть защитой от незаконных операций, а также создавать условия для роста экономики. Однако на практике случаются и явные перегибы. В частности, кредитный рынок уже со всех сторон обложен регламентами, однако гайки регулярно закручиваются еще сильнее. Одновременно с этим Банк России и сам трансформируется в финансовую платформу, становящейся практически заменой другим банкам. В частности, на 2020 год запланирован запуск под эгидой ЦБ финансового маркетплейса.

В последние несколько лет новые меры регулирования банковского сектора действительно принимаются с завидной регулярностью. Они распространяются на самые разные сферы: на выдачу кредитов, на управление рисками, на клиентский сервис. И в результате введения Центробанком новых правил деятельности существенно изменяются бизнес-модели многих банков – и это далеко не всегда помогает поддерживать здоровую конкуренцию.

Ярче многих других секторов банковского рынка последствия чрезмерной зарегулированности почувствовала на себе кредитная отрасль. Сегодня ЦБ уполномочен вводить ограничительные меры в большинстве ее сегментов, включая потребкредитование, валютные займы, ипотечный рынок и даже предоставление кредитов на выкуп долей в уставных капиталах. В частности, относительно недавно регулятор до 200% поднял риск-коэффициенты по ипотеке с первым взносом до 20%. Существенно возросли и коэффициенты финансового риска по кредитам в иностранной валюте.

Одним из приоритетов в работе Центробанка является в развитие здоровой конкуренции – и для этого в большинстве случаев нужно снижение роли государственных банков. Введение же новых ограничений в сфере валютного кредитования стало причиной того, что конкуренция со стороны госбанков в секторе рублевых займов только возросла.

Особо ярко о двойственном характере мер, предпринимаемых Банком России, свидетельствуют последние изменения в сфере розничных кредитов, которые направлены на снижение закредитованности населения. По официальной информации отечественные банки уже уменьшили объемы выдачи займов наличными и кредиток. Кроме того, с 1 октября прошлого года банки, рассматривая заявки на кредит в размере от 10 тыс. рублей, должны определять величину долгового бремени потенциального заемщика.

Эта мера должна помочь защитить население от увязания в долгах. В то же время теперь существенно сложнее взять у банка даже относительно небольшую ссуду. Негативно сказаться эти изменения в сфере розничных займов могут и на самих кредиторах. Причем наиболее уязвимы здесь мелкие финорганизации, у которых розничная доля особо высока. Крупные же банки универсального профиля, наоборот, только нарастили свое присутствие в этом сегменте.

Еще более сложная ситуация складывается в сфере корпоративного кредитования. Юрлицам по-прежнему практически нереально получить банковский займ: для этого нужно предоставить огромный пакет документов, однако и в том случае, если они составлены идеально, нет никакой гарантии, что банк вынесет положительное решение. Причин для отказа может быть множество. Например, часто кредиторов не устраивает качество предоставляемого залога – особенно в тех случаях, когда за ссудой обращается не производственная компания, а обслуживающая.

Такую ситуацию можно объяснить тем, что устанавливаемые Центробанком требования, а также собственные регламенты кредитных организаций не создают никаких ощутимых выгод от работ с клиентами-юрлицами. В результате страдают обе стороны несостоявшейся сделки: бизнес не получает средств на развитие, кредитор – платежеспособного заемщика.

В целом, борьба регулятора с избыточной долговой нагрузкой на население вполне соответствует современным реалиям – прежде всего, стагнирующим доходам россиян. Однако отказ в предоставлении заемных средств в некотором смысле зацикливает ситуацию: физлица не могут получить кредит, снижаются покупательская способность и объемы продаж, замедляется экономический рост, исчезают предпосылки для роста доходов.

Многие эксперты уже высказывали мнение, что чрезмерное количество ограничений в банковской сфере создает для нее ощутимые угрозы. Можно сказать, что такая зарегулированность в определенной степени сама становится существенным барьером на пути развития кредитной отрасли и всего рынка банковских услуг в России. В то же время увеличение масштабов регулирования характерно и для других государств. В частности, с такой ситуацией уже столкнулись многие страны Европы – и это укладывается в контекст рекомендаций Базельского комитета. Здесь нужно отметить, что в Старом свете ключевым приоритетом данной тенденции является повышение защищенности пользователей финуслуг, минимизация его рисков. В России цели преследуются по большому счету те же – вот только у нас они реализуются более истово: если и закручивать гайки, так по максимуму.

Для Центробанка сегодня характерен строгий подход к оценке кредитных рисков – и это обусловливает жесткость требований к созданию резервов прочности. К тому же клиентские контракты, используемые банками, включают в себя огромное количество условий – это опять же проявление зарегулированности кредитной сферы. Дополняет эту картину необходимость банков составлять чрезмерно детальные отчеты. И если эти условия кредитором не соблюдаются, ЦБ вполне способен отозвать лицензию, а также запретить в дальнейшем заниматься банковской деятельностью. В отдельных случаях допустима и уголовная ответственность управленцев. И при такой суровой политике Центробанк активно реализует собственные проекты. К ним можно отнести финансовый маркетплейс, запуск которого запланирован на этот год, а также уже работающую Систему быстрых платежей. По замыслу авторов она должна была помочь усилить конкуренцию между кредиторами – однако пока она привела только к росту издержек кредиторов.

Реализация этой Системы стала действительно серьезным шагом вперед, существенно облегчившим жизнь многим россиянам. В то же время он создал для банков новые затраты: им приходится вкладываться в развитие инфраструктуры, не получая почти что ничего даже при учете взимаемой за быстрые платежи комиссии. Доходы по таким переводам действительно незначительны – банки получают свой доход с других продуктов, прежде всего, с выдаваемых кредитов. Однако доходность от выдачи займов в последнее время снижается, и, если Центробанк продолжит смягчать денежно-кредитную политику, он будет вынужден пересматривать условия транзакций. В противном случае кредиторы могут понести ущерб. При принятии же корректировочных мер быстрые платежи могут стать еще и дорогими.

Создать проблемы может и ожидаемый маркетплейс. Если проект окажется удачным и сможет выйти в другие секторы кредитного рынка, то доходы коммерческих банков в виде процентов однозначно пострадают. Дело в том, что маркетплейс в разы повысит конкуренцию, в условиях которой отдельные кредиторы могут пойти на слишком рискованные меры. Они буквально окажутся перед выбором – либо терять свою долю рынка, либо снижать процентную ставку и принимать чересчур тяжелые обязательства.

Помимо этого, пока нет почти никакого понимания, как маркетплейс сможет поддержать региональные банки – а ведь ранее заявлялось, что он создается именно ради этого. Весьма вероятно, что в новых условиях они будут вынуждены на равных вести конкурентную борьбу с федеральными гигантами, при этом оперируя гораздо меньшими резервами и средствами.

Предполагается, что, используя маркетплейс Центробанка, клиенты присоединившихся к нему банков смогут дистанционно открывать счета и оформлять кредиты в любых других банках-участниках. Это, по замыслу разработчиков проекта, должно помочь банковскому рынку избавиться от гегемонии крупнейших кредиторов с обширной сетью представительств. Однако маловероятно, что именно это станет решающим факторов – эксперты уверены, что ведущую роль при выборе банка будет по-прежнему играть процентная ставка. А здесь ситуация особо не меняется – предлагая слишком низкие ставки по кредитам и слишком большие по вкладам, игроки банковского сектора серьезно рискуют, что может закончиться банкротством.

В целом, в появлении маркетплейса можно рассмотреть создание своего рода монополии. Маркетплейс потенциально может быть противопоставлен традиционной сети банковских отделений и даже самим банкам. А такой вектор развития вряд ли можно назвать правильным.