В конце сентября 130 международных банков с суммарным объёмом активов более 47 трлн долларов — а это примерно ⅓ мирового финсектора — заявили о своём переходе на новые принципы деятельности, отвечающие нормам Парижского соглашения по климату, которое было принято ещё в 2015 году. Предприятиям, добывающим ископаемое топливо, отныне будет существенно труднее получать банковские кредиты. Более того, эти нововведения может оказаться фатальными для сланцевой нефтедобычи.

Финансисты в тренде

Теперь при кредитовании помимо массы других факторов будет учитываться влияние деятельности компании-заемщика на экологическое состояние планеты и в особенности на глобальное потепление. Особый подход будет рассмотрению заявок, поступающих от нефтегазовых и угольных компаний.

Как подчеркивает Симон Деттлинг, глава Финансовой инициативы ООН по вопросам окружающей среды, несмотря на то, что это решение сугубо добровольное, неприятие или нарушение экологических принципов, кредитование проектов в нефтегазовой и угольной сфере может обернуться для банков существенными проблемами.

"Банкам, принимающих данные правила, нужно показать в течение определенного времени реальный прогресс в борьбе с антропогенными климатические изменениями, в противном случае они рискуют лишиться статуса участника Парижского соглашения, что чревато серьезным ущербом для репутации", — предупреждает мадам Деттлинг.

Однако дело здесь не только в потенциальной угрозе имиджу. Активисты, радеющие за защиту климата, все чаще прибегают к таким "мерам воздействия" на компании, не слишком усердно продвигающие "зелёные идеи", как забастовки и бойкот. О серьезности таких действий говорит то, что с ними пришлось столкнуться даже Google и Amazon. И банки, не соблюдающие принципы климатически ответственного бизнеса, могут лишиться серьёзных сумм.

Финальный удар

Внезапно обострившаяся озабоченность банкиров проблемами изменения климата не сулит ничего хорошего всей энергетической отрасли. При этом здесь вряд ли можно будет решить проблему по традиционной схеме "не дали в одном месте - дадут в другом". Свою поддержку Парижского соглашения уже подтвердили такие гиганты финансового рынка, как Deutsche Bank, Societe Generale, BNP Paribas, Commerzbank, Barclays, ABN Amro, Lloyds Banking Group. А это означает, что возможностей для получения банковских средств резко стало значительно меньше.

Особо сильно такое изменение конъюнктуры отразится на сланцевой индустрии — излюбленной мишени для активистов, сражающихся с глобальным потеплением. Объясняется это тем, что такая нефтедобыча всегда подразумевает выделение "попутного газа". А технических мощностей и инфраструктуры для его сбора, перемещения и хранения у сланцевиков западного рынка банально нет.

Те немногие газопроводные сети, которые обслуживают сланцевые месторождения, наполнены уже по максимуму. Поэтому выделяемый в атмосферу попутный газ проще просто сжигать - и сгорает он здесь в колоссальных количествах.

Как говорят специалисты норвежского консалтингового агентства Rystad Energy, в одном только сланцевом бассейне Permian сегодня сжигается вдвое больше природного газа, чем добывается на самой высокопроизводительной скважине Мексиканского залива.

Аналогичная ситуация складывается на северодакотском месторождении Баккен, где ежесуточно сгорает до 14 млн кубометров газа. В совокупности объем сжигаемого в этих сланцевый бассейнах голубого топлива сопоставим с потреблением газа в Израиле, Колумбии, Венгрии, Румынии.

Как утверждается в отчётах Агентства по охране окружающей среды США, при сжигании попутного газа на месторождении Permian в атмосферу выделяется столько же метана, сколько при работе 2 млн автомобильных двигателей. Это объясняет, почему именно сланцевые компании стали первыми претендентами на перекрытие кредитного потока.

И это вполне способно стать последним ударом для данной отрасли, которая и так пребывает в глубоком кризисе. Аналитики американского агентства Baker Hughes показали, что в начале текущего года в США на сланцевых месторождения работали 885 буровых комплексов, то сейчас всего 713. Другими словами, бездействует каждая пятая установка.

Одновременно с этим расчёты экспертов аналитического агентства Cowen & Co. показывают, что компании нефтегазового сектора до июня уже успели израсходовать 56% совокупного бюджета. И если решение не будет найдено, то сланцевая добыча уже в ноябре полностью обанкротится.

Есть здесь и существенная социальная проблема икеа. Как показывают с ведении Далласского ФРС, численность рабочих мест в нефтегазовых компаниях Техаса, штата, где добывается больше всего американской сланцевой нефти, за первые 6 месяцев этого года уже сократилось примерно на 2%. В то же время на 21% относительно прошлого года уменьшилось количество заявок на бурение.

И совокупность столь большого количества негативных факторов превращает невозможность получить кредит на развитие сланцевого бизнеса в действительно смертельный удар.

При этом специалисты кредитного брокера ЛионКредит отмечают, что такие изменения в деятельности мирового банковского рынка и американских нефтедобытчиков практически гарантированно отразится и на российской нефтегазовой отрасли. Крупные российские банки, представленные не только на национальном, но и на международном рынке, ради сохранения своей репутации и иностранных интересов могут также взять на себя обязанность соблюдения Парижского соглашения.

Однако данный прецедент может быть только началом больших изменений. Успех в борьбе со сланцевой нефтедобычей может побудить активистов, лоббирующих природоохранные интересы, требовать принятия аналогичных мер в отношении других сфер деятельности. При таком развитии событий те или иные представители бизнеса могут столкнуться с трудностями при получении кредита, могут измениться требования к документам и проверке потенциального заемщика. В то же время условия конкурентной борьбы заставят банки привлекать клиентов более выгодными условиями. Поэтому останется только найти наиболее выгодное предложение. В этом случае помощь компетентных специалистов будет ещё более актуальной.